Просмотры страницы за последний месяц

суббота, 23 марта 2013 г.

Ким Е.В. К вопросу о возвращении граждан на Корейский полуостров


Е.В. Ким
К вопросу о возвращении граждан
на Корейский полуостров: Два пути репатриации
В 1910-1945 гг. Корейское государство Чосон было аннексировано Японией, и на протяжении этих лет корейское население было мобилизовано для несения трудовой повинности в Японию и на ее территории. Однако после поражения Японии во Второй мировой войне и образования на Корейском полуострове двух государств: Республики Корея (РК) и КНДР, лишь часть мобилизованных корейцев была возвращена на Родину. Оставшиеся за пределами Корейского полуострова корейцы в Японии и на о. Сахалин долгое время не имели гражданства и не имели возможности вернуться в Корею. Это было связано с тем, что послевоенные трудности и разделение Корейского полуострова на два государства препятствовали репатриации корейских граждан на Родину.
Репатриация или возвращение граждан страну исхода, как правило, происходящее в массовом порядке и на основе международных договоров1, чаще всего имеет место в контексте трагических событий, в результате которых граждане одной из стран оказываются за пределами своего происхождения. Так к 1945 г. в Японии находилось свыше 2 мнл. корейцев, после войны большинство из них вернулось на Корейский полуостров. Однако около 600 тыс. корейцев решило остаться в Японии в связи с нарастающим политическим и социальным конфликтом на Родине[Morris-SuzukiT.]. А на о. Сахалин после войны и частичного возвращения остались около 43 тыс. корейцев[Информационный портал корейцев СНГ].

По отношению к этим лицам в условиях жесткого соперничества и противостояния оба государства Корейского полуострова в разное время проводили политику репатриации.
Репатриация корейцев из Японии в КНДР в 1950-1960 гг. В Японии после Второй мировой войны насчитывалось около 2 млн. мобилизованных корейцев, из которых приблизительно 600 тыс. пожелали остаться в Японии. Несмотря на то, что большинство из корейцев были вывезены в Японию из южной части полуострова, они симпатизировали КНДР, где с 1955 г. действовала просеверокорейская Ассоциация корейцев Японии Чхорён, которая и выдвинула требование о репатриации в КНДР4. Таким образом, оставшиеся в Японии корейцы предпочли остаться в Японии по политическим соображениям, а затем выдвинули предложение о репатриации в КНДР. Необходимо заметить, что и Северная и Южная Кореи были озабочены особым статусом корейцев в Японии, например, РК в 1954 г. отказалась принимать депортированных за нарушение закона корейцев из Японии. Это привело к тому, что многие осужденные стали требовать депортации в Северную Корею.
Инициатива репатриации корейцев из Японии в КНДР шла сразу из нескольких источников. В 1953 г. просеверокорейски настроенные корейцы выдвинули желание вернуться в КНДР. И некоторые представители японской власти видели в репатриации корейцев решение проблемы корейских осужденных за нарушение японских законов, а также избавление от обедневших корейцев, которые существовали только за счет социальных пособий6. Японское правительство открыто заявляло о высоком уровне безработицы или маргинальной занятости среди корейцев (бильярдный бизнес, незаконное пивоварение, сбор мусора). КНДР же видела в репатриации решении вопроса с осужденными и общее улучшение жизни корейцев в Японии, а также расширение влияния корейского сообщества в Японии. Сложность заключалась лишь в том, что Япония опасалась ухудшения отношений с РК и вмешательства США, однако в 1956 г. японская сторона окончательно убедила власти КНДР в необходимости репатриации, и вплоть до 1959 г. шла подготовка проекта.
Необходимо заметить, что подготовка и осуществление репатриации корейцев из Японии в КНДР последовали практически сразу после Корейской войны 1950-1953 гг. между Севером и Югом и шли в условиях идеологического противостояния двух стран. В этих условиях не последнюю роль в привлечении соотечественников сыграла северокорейская пропаганда. Однако следует заметить, что несмотря на маргинальное положение большинства корейцев Японии того времени, существовала просеверокорейская организация Чхорён, которая не только выступила вдохновителем репатриации, но и консолидировала корейское население в Японии.
В итоге, проект репатриации начался в 1959 г. с применением советских кораблей. И только к 1960 г. репатриировались 49 тыс. человек, а общее число репатриантов за 1959-1984 гг. составило свыше 93 тыс. человек. Необходимо заметить, что Ким Ир Сен призывал всех корейцев Японии вернуться в КНДР еще в августе 1958 г. Но данный проект помогал репатриироваться обедневшим корейцам, не способным самим нести расходы на переезд за счет совместных средств Японии и КНДР[Morris-SuzukiT.].
Таким образом, этот пример показывает готовность КНДР не просто принять обедневших репатриантов из Японии, но и улучшить их статус в целом. В то время как РК, антияпонски и антикоммунистически настроенная при президенте Ли Сын Ман, не просто игнорировала проблему японских корейцев, но и открыто отказалась принимать депортированных соотечественников. Неудивительно, что большинство зарубежных корейцев ассоциировало себя именно с КНДР, ведущей активную пропаганду. В этой ситуации репатриация стала результатом сотрудничества двух государств: Японии и КНДР, и сообщества корейцев Японии. Таким образом, можно говорить о способности корейцев Японии объединиться в некую общественно-национальную организацию для выражения интересов группы в непростой ситуации послевоенных лет.
Репатриация корейцев о. Сахалин в Республику Корея. Практически во всех официальных документах РК фигурирует цифра 43 тыс. корейцев, оставшихся на о. Сахалин после капитуляции Японии. Данные переписи населения СССР в 1959 г. дают приблизительно такой же результат – 42,2 тыс. человек[Население Сахалинской области]. Долгое время сахалинские корейцы не имели гражданства ни одной из стран. В связи с пропагандой КНДР и неясностью перспективы возвращения в РК, многие корейцы получили гражданство КНДР, таких было больше, чем корейцев о. Сахалин с советским гражданством в 1960-е гг. В итоге российское подданство получили практически все сахалинские корейцы, однако с конца 1980-х начался дискурс о репатриации [Ким Хэчжин., 2008. – С. 14.].
Инициатором проекта репатриации стало южнокорейское отделение Красного Креста в 1988 г., затем в 1994 г. правительства РК и Японии договорились о совместном проведении проекта переселения, а в 1996 г. правительство Кореи в дополнение открыло проект по предоставлению вида на жительство сахалинским корейцам[Пэ Су Хан. 2010.C.280]. Усилиями Красного Креста с 1989 г. начала действовать программа посещения Кореи для сахалинских корейцев, а в 1994 г. началось строительство дома для репатриантов в г.Ансан для репатриации первого поколения сахалинских корейцев при финансировании японского Красного Креста. В результате переговоров были разработаны условия репатриации, а конкретно репатриантами признавались только корейцы первого поколения, которые были мобилизованны на о. Сахалин до 1945 г., однако с 2008 г. второе поколение корейцев тоже было признано репатриантами16. К 2005 г. репатриированы были 1600 чел. в дом для репатриантов «Кохянгмаыль» в г. Ансан, и по расчетам корейской стороны желали переселиться еще 3 тыс. представителей первого поколения сахалинских корейцев.
Материалы обсуждения закона о репатриации в 2005 г. показывают, что с момента договоренности с японским правительством в 1994 г. по 2005 г. репатриация осуществлялась очень медленно. Эту задержку связывают с зависимостью от японского финансирования, и в 2005 г. обсуждалось решение увеличить финансирование корейскими силами. По первоначальной договоренности финансы проекта репатриации должны были взять на себя совместно РК и Япония. Так, например, Япония финансировала строительство домов для репатриантов, а расходы на переселение и пенсии страны несли совместно.
С начала осуществления программы репатриации до 2010 г. всего было переселено свыше 3 тыс. чел. в такие города как Инчхон, Ансан, Хвасон, Чхучхон, Пусан и проч.Возраст переселенцев 65-75 лет, большинство из них были рождены на о. Сахалин, однако практически все свободно владеют корейским языком, так как прошли обучение в корейских школах на о. Сахалин (из интервью с репатриантами дома «Кохянгмаыль» в г. Ансан).[Пэ Су Хан. 2010.C.280-295]
По результатам интервью 5 репатриантов дома «Кохянгмаыль» в г. Ансан и схожим результатам исследования Пэ Су Хан в районе Чжонкван в г. Пусан можно сделать вывод, что большинство переселенцев (76%) не испытывало ни материальных, ни социальных трудностей при жизни на о. Сахалин. И среди главных причин приезда выделяются «тоска по Родине» и «желание быть похороненным в Корее». Условиями жизни в Корее опрошенные в целом довольны, хотя и скучают по о. Сахалин и семьям, поскольку данная программа не распространяется на детей и внуков.
Таким образом, путем ограничения числа репатриантов теми, кто проживал на о. Сахалин до 1945 г., правительство РК избежало не только проблему переселения излишне высокого числа репатриантов, но и проблему необходимости проведения широкомасштабных адаптационных программ.
Репатриация в РК, как и вся иммиграционная политика страны, отличается крайней осторожностью и ограничивается минимальным приемом граждан. И поскольку РК в первую очередь стремится защитить свой рынок труда от массового притока иностранных рабочих, она является продуманным шагом, не противоречащим общей иммиграционной политике страны. Репатриация имеет важный символьный характер, демонстрирующий заботу государства о своих бывших соотечественниках.
Списоклитературы
Информационный портал корейцев СНГ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.arirang.ru/news/2011/11077.htm
Ким Хэчжин Особенности идентификации корейской молодежи в современной России.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 2008.
Morris-Suzuki T. Exodus to North Korea revisited: Japan, North Korea, and the ICRC in the “repatriation” of ethnic Koreans from Japan. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.japanfocus.org/-Tessa-Morris_Suzuki/3541
Население Сахалинской области. [Электронный ресурс]. Википедия. Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%
Пэ Су Хан.Ёнгчжуквигуксахалиндонгпхоэкочжущильтхэуакесонпангхянг: Бусанчжонгкванщинтощиичжучжатесаныро (영주귀국사할린동포의거주실태와개선방향: 부산정관신도시이주자대상으로Условия жизни репатриированных сахалинских корейцев и направления для улучшения: по данным переселенцев в ПусанЧжонгкван). //국제정치연구(Журнал исследований международной политики). – 2010. – Выпуск 13. – № 2.

Источник: РАУК


Комментариев нет:

Отправить комментарий